Получите бесплатную консультацию прямо сейчас:
+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Постановление конституционного суда отказ от защитника

Решение об отклонении отказа от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению по мотивам злоупотребления правом на защиту должно быть обоснованным и мотивированным и не должно исключать возможности приглашенного защитника выполнить взятое на себя поручение. Конституционный Суд РФ признал статьи 50 и 52 УПК РФ не противоречащими Конституции РФ в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу они не предполагают, что дознаватель, следователь или суд могут оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если отсутствует злоупотребление правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника. Если назначенный защитник не устраивает подозреваемого, обвиняемого ввиду его низкой квалификации, занятой им в деле позиции или по другой причине, подозреваемый, обвиняемый вправе отказаться от его помощи, что, однако, не должно отрицательно сказываться на процессуальном положении привлекаемого к уголовной ответственности лица. В этом случае дознаватель, следователь, суд обязаны выяснить у подозреваемого, обвиняемого, чем вызван отказ от назначенного защитника, разъяснить сущность и юридические последствия такого отказа и при уважительности его причин предложить заменить защитника. Обоснованность отказа от конкретного защитника должна оцениваться в том числе исходя из указанных в статье 72 УПК РФ обстоятельств, исключающих его участие в деле, а также с учетом норм статей 6 и 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", закрепляющих полномочия и обязанности адвоката. Вместе с тем часть вторая статьи 52 УПК РФ, находясь в нормативном единстве с частью первой той же статьи и статьей 51 данного кодекса и не наделяя отказ от защитника свойством обязательности для дознавателя, следователя и суда, предполагает, что при разрешении соответствующего заявления в каждом случае следует установить, является ли волеизъявление лица свободным и добровольным и нет ли причин для признания такого отказа вынужденным и причиняющим вред его законным интересам.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

An error occurred.

Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, С. Казанцева, С. Князева, А. Кокотова, Л. Красавчиковой, С. Маврина, Н. Мельникова, Ю. Рудкина, О. Хохряковой, В. Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Ю. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Ю. Данилова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации. Статья 52 данного Кодекса устанавливает, что подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника; такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого и заявляется в письменном виде, а если он заявлен во время производства следственного действия, то об этом делается отметка в протоколе данного следственного действия часть первая ; отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда часть вторая и не лишает подозреваемого, обвиняемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу; допуск защитника не влечет за собой повторения процессуальных действий, которые к этому моменту уже были произведены часть третья.

Конституционность приведенных норм оспаривает гражданин Ю. Кавалеров, утверждая, что они противоречат статьям 19 части 1 и 2 , 46 части 1 и 2 , 48 и 55 часть 3 Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют суду вопреки воле подсудимого допускать к одновременному участию в уголовном деле защитников как по соглашению, так и по назначению, не ограничивая при этом количество защитников.

Как следует из жалобы и приложенных к ней документов, 4 июля года в Кызылский городской суд Республики Тыва поступило уголовное дело по обвинению Ю.

Кавалерова в совершении преступлений, предусмотренных частью третьей статьи 30 , частью четвертой статьи , частью второй статьи УК Российской Федерации. По делу в качестве обвиняемых привлечены также другие лица. Постановлением от 28 июля года суд назначил Ю. Кавалерову защитника, а постановлением от 24 января года ему дополнительно назначен второй защитник.

Кавалерова заключили соглашение о его защите приглашенным адвокатом, который на следующий день был допущен судом к участию в деле, а 30 ноября года заявил отвод ранее назначенным защитникам Ю. Кавалерова, в свою очередь отказавшегося от них ввиду наличия у него защитника по соглашению.

Постановлением Кызылского городского суда Республики Тыва от 30 ноября года отвод назначенным защитникам, а также отказ подсудимого от их помощи отклонены со ссылкой на то, что отказ от защитника не является обязательным для суда, а обстоятельства, исключающие участие в деле защитников по назначению, отсутствуют.

Принимая во внимание требования статей 74 , 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", статьи 50 и 52 УПК Российской Федерации являются предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу в той мере, в какой на их основании разрешается вопрос об отказе подсудимого от помощи защитника по назначению, притом что в уголовном деле участвует защитник по соглашению.

Статья 48 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи часть 1 , а каждому задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступления - право пользоваться помощью адвоката защитника с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения часть 2. В силу этих положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее нормами, определяющими полномочия по регулированию и защите прав и свобод человека и гражданина статья 71, пункт "в" ; статья 76, часть 1 , федеральный законодатель, действуя в рамках своей компетенции, создает надлежащие условия для реализации конституционного права на получение юридической помощи, с тем чтобы каждый в случае необходимости имел возможность обратиться за ней для отстаивания своих прав и законных интересов.

Право пользоваться помощью адвоката защитника признается в качестве одного из фундаментальных и международно-правовыми актами, являющимися в силу статьи 15 часть 4 Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы России. В частности, Международный пакт о гражданских и политических правах в пункте 3 статьи 14 , а Конвенция о защите прав человека и основных свобод в пункте 3 статьи 6 предусматривают, что каждый обвиняемый в совершении преступления вправе иметь достаточное время и возможность для подготовки своей защиты и общения с выбранным им самим защитником, защищать себя лично или через посредство выбранного им защитника, а если он не имеет защитника, быть уведомленным об этом праве и, когда интересы правосудия того требуют, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно при недостатке у него средств для оплаты этих услуг.

Провозглашенное в статье 48 часть 2 Конституции Российской Федерации право каждого задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью защитника - во взаимосвязи с положениями международно-правовых актов и по смыслу правовых позиций, выработанных Конституционным Судом Российской Федерации, отмечавшим важность доверительных отношений подозреваемого, обвиняемого со своим защитником постановления от 27 марта года N 8-П , от 29 ноября года N П и др.

Это позволяет достичь эффективности как получаемой юридической помощи, так и судебной защиты в целом, поскольку осуществление представительства в деле тем адвокатом, которому подзащитный доверяет и с которым он может согласовать позицию в ходе производства по делу стратегию стороны защиты , максимально способствует реализации законных интересов подозреваемого, обвиняемого.

В Кодексе профессиональной этики адвоката принят I Всероссийским съездом адвокатов 31 января года также подчеркивается, что связь между адвокатом и доверителем основывается на лично-доверительном характере отношений между ними статья 5 и пункт 1 статьи 6.

Право на самостоятельный выбор защитника не означает, однако, возможность выбирать в качестве такового любое лицо по усмотрению подозреваемого, обвиняемого и не предполагает участия в уголовном процессе любого лица в качестве защитника.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 28 января года N 2-П применительно к статье 48 Конституции Российской Федерации, положения ее части 2 не могут быть истолкованы в отрыве и без учета норм ее части 1 , поскольку право пользоваться помощью защитника выступает одним из проявлений более общего права - на получение квалифицированной юридической помощи.

По смыслу данной правовой позиции, право на получение этой помощи которая в случаях, предусмотренных законом, оказывается бесплатно не только является личным правом, которым подозреваемый, обвиняемый может воспользоваться по собственному усмотрению, но одновременно - в силу статей 46 часть 1 и 52 Конституции Российской Федерации - выступает гарантией обеспечения каждому, включая потерпевшего, полной и действенной судебной защиты в разумный срок, притом что осуществление участниками процесса своих субъективных прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц статья 17, часть 3 , Конституции Российской Федерации.

Публично-правовая природа оказания юридической помощи подозреваемому, обвиняемому вытекает и из положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, который, регулируя порядок уголовного судопроизводства часть первая статьи 1 , призванного гарантировать, кроме прочего, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод пункт 2 части первой статьи 6 , запрещает адвокату отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого часть седьмая статьи 49 , предусматривает принятие мер по назначению защитника части третья и четвертая статьи 50 , определяет перечень обстоятельств, требующих обязательного участия защитника в уголовном деле и исключающих его участие статьи 51 и 72 , а также не связывает дознавателя, следователя и суд отказом подозреваемого, обвиняемого от защитника часть вторая статьи Этим нормам корреспондирует пункт 4 статьи 6 Федерального закона от 31 мая года N ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", согласно которому адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты, не может принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, указанных в подпунктах 1 и 2 этого пункта, в том числе если оно имеет заведомо незаконный характер, не должен занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.

В силу публично-правовой природы оказания юридической помощи подозреваемому, обвиняемому его право на выбор конкретного защитника или на отказ от его услуг может быть ограничено в интересах правосудия в целях обеспечения быстрой, справедливой и эффективной судебной защиты прав и законных интересов не только этого, но и других подозреваемых, обвиняемых, участвующих в деле, а равно потерпевших от преступления лиц.

Основаниями для такого ограничения могут быть, в частности, отказ или неспособность подозреваемого, обвиняемого защищать себя лично, ненадлежащая защита его интересов, наличие поводов для отвода избранного защитника, его длительная неявка и иные обстоятельства.

Аналогичной позиции придерживается Европейский Суд по правам человека, оценивая соблюдение подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По его мнению, обвиняемый в преступлении должен иметь возможность обратиться за правовой помощью по своему выбору, что признается в международных стандартах прав человека способом обеспечения результативной защиты для обвиняемого. Однако, несмотря на значение доверительных отношений между адвокатом и его клиентом, данное право может при необходимости определенным образом ограничиваться в случаях бесплатной юридической помощи и если интересы правосудия требуют, чтобы обвиняемый был представлен адвокатом, назначенным судом.

Внутригосударственные власти должны учитывать желание подзащитного в части его выбора представителя, но они могут пренебречь этим желанием, если существуют относимые и достаточные основания для этого, которые продиктованы интересами правосудия. Там, где подобные основания отсутствуют, ограничения в свободном выборе адвоката могут повлечь нарушение пункта 1 статьи 6 данной Конвенции наряду с подпунктом "c" пункта 3 той же статьи, если это отрицательно сказалось на защите обвиняемого с учетом разбирательства в целом постановления от 25 сентября года по делу "Круассан Croissant против Германии", от 20 января года по делу "Майзит Mayzit против России", от 30 мая года по делу "Мартин Martin против Эстонии", от 20 октября года по делу "Дворский Dvorski против Хорватии" и др.

На основе такой позиции, примененной в решении от 24 августа года по делу "Прен Prehn против Германии", не признано нарушением требований данной Конвенции назначение дополнительного адвоката для обеспечения надлежащего хода разбирательства.

Гарантированное подпунктом "d" пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право не является абсолютным. Интересы правосудия в рамках конкретного судебного разбирательства могут требовать назначения защитника против желания обвиняемого, особенно если обвиняемый существенным и систематическим образом препятствует надлежащему проведению разбирательства, или ему предъявлено обвинение в совершении тяжкого преступления, но он оказывается не в состоянии действовать в своих собственных интересах, или в тех случаях, когда это необходимо для защиты уязвимых свидетелей от дальнейшего стресса или запугивания, если им придется подвергнуться допросу со стороны обвиняемого.

В то же время любое ограничение желания обвиняемого защищать себя лично должно преследовать объективные и достаточно серьезные цели и не выходить за рамки необходимого для отстаивания интересов правосудия постановление Европейского Суда по правам человека от 4 апреля года по делу "Коррейя де Матуш Correia de Matos против Португалии".

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал определения от 17 октября года N О , от 8 февраля года N О-П , от 21 октября года N О-О , от 17 декабря года N О-О , от 29 мая года N О , от 24 сентября года N О , от 28 мая года N О , от 29 сентября года N О , от 28 января года N О и от 27 февраля года N О , что Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации прямо закрепил право подозреваемого, обвиняемого отказаться от помощи защитника в любой момент производства по уголовному делу часть первая статьи 52 , пригласить другого защитника или несколько защитников часть первая статьи 50 , установил случаи обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве и обязанность дознавателя, следователя и суда обеспечить участие защитника в форме его назначения при неявке приглашенного защитника в установленный законом срок части третья и четвертая статьи 50 , статья При этом постановление о назначении защитника не влечет отстранения от участия в деле защитника, приглашенного подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого определения от 28 июня года N О и N О.

Если назначенный защитник не устраивает подозреваемого, обвиняемого ввиду его низкой квалификации, занятой им в деле позиции или по другой причине, подозреваемый, обвиняемый вправе отказаться от его помощи, что, однако, не должно отрицательно сказываться на процессуальном положении привлекаемого к уголовной ответственности лица. В этом случае дознаватель, следователь, суд обязаны выяснить у подозреваемого, обвиняемого, чем вызван отказ от назначенного защитника, разъяснить сущность и юридические последствия такого отказа и при уважительности его причин предложить заменить защитника.

Обоснованность отказа от конкретного защитника должна оцениваться в том числе исходя из указанных в статье 72 УПК Российской Федерации обстоятельств, исключающих его участие в деле, а также с учетом норм статей 6 и 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", закрепляющих полномочия и обязанности адвоката.

Вместе с тем часть вторая статьи 52 УПК Российской Федерации, находясь в нормативном единстве с частью первой той же статьи и статьей 51 данного Кодекса и не наделяя отказ от защитника свойством обязательности для дознавателя, следователя и суда, предполагает, что при разрешении соответствующего заявления в каждом случае следует установить, является ли волеизъявление лица свободным и добровольным и нет ли причин для признания такого отказа вынужденным и причиняющим вред его законным интересам.

Тем самым названные нормы, будучи публично-правовыми гарантиями защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, направленными на защиту прав подозреваемого, обвиняемого, не предполагают возможности навязывать лицу конкретного защитника, от которого оно отказалось, исключают принуждение лица к реализации его субъективного права вопреки его воле. Осуществление права пользоваться помощью защитника на любой стадии процесса не может быть поставлено в зависимость от произвольного усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, то есть от решения, не основанного на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, предусматривающих обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве, в том числе по назначению.

Обеспечивая право подозреваемого, обвиняемого защищать свои права с помощью назначенного или выбранного им самим защитника, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации вместе с тем прямо не регламентирует ситуацию, связанную с участием в деле защитника по назначению, от которого подозреваемый, обвиняемый отказывается при одновременном участии в деле защитника по соглашению. Такой отказ не может рассматриваться как отказ от защитника вообще, так как право подозреваемого, обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи предполагается обеспеченным, а потому положение части второй статьи 52 УПК Российской Федерации о необязательности отказа от защитника для дознавателя, следователя и суда в данном случае не может применяться со ссылкой на защиту прав подозреваемого, обвиняемого.

Тем не менее это не исключает возможности оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при злоупотреблении правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника. Критерии наличия такого злоупотребления выработаны судебной практикой.

Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 18 постановления от 30 июня года N 29 "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве" указал, что суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу статьи 17 часть 3 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц.

Правоприменительная практика также свидетельствует, что непринятие отказа подозреваемого, обвиняемого от назначенного ему защитника может быть продиктовано необходимостью обеспечить разумные сроки производства по делу, угроза нарушения которых вызвана злоупотреблением правом на защиту, когда процессуальное поведение подозреваемого, обвиняемого или приглашенного защитника, будучи недобросовестным, ущемляет конституционные права иных участников судопроизводства.

По мнению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, непринятие судом отказа подсудимого от назначенных защитников и одновременное участие по делу приглашенных и назначенных защитников могут быть - с учетом конкретных обстоятельств, характеризующих поведение обвиняемого и защитников, - признаны не противоречащими закону и не нарушающими право на защиту.

Соответствующими обстоятельствами могут признаваться, в частности, сделанные неоднократно и без каких-либо оснований заявления о замене защитника, его неявка под разными предлогами в судебное заседание, то есть действия, явно направленные на воспрепятствование нормальному ходу судебного разбирательства и указывающие на злоупотребление правом определение от 25 июля года N 5-Д Подобная практика согласуется с интересами правосудия и направлена на реализацию предписаний статей 17 часть 3 , 46 часть 1 и 48 Конституции Российской Федерации в ситуации, когда подозреваемый, обвиняемый, его защитник по соглашению злоупотребляет правом на защиту и такое злоупотребление дезорганизует ход досудебного либо судебного процесса, направлено на срыв производства по делу.

Вместе с тем решение об отклонении отказа от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению по мотивам злоупотребления правом на защиту должно быть обоснованным и мотивированным и само по себе не должно исключать возможности приглашенного защитника выполнить взятое на себя поручение.

Таким образом, статьи 50 и 52 УПК Российской Федерации не могут расцениваться как противоречащие Конституции Российской Федерации, поскольку они по своему конституционно-правовому смыслу не позволяют дознавателю, следователю или суду оставлять без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если в поведении этого лица и приглашенного защитника отсутствуют признаки злоупотребления правом на защиту. Применение впредь данных положений вопреки указанному конституционно-правовому смыслу не допускается.

Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь пунктом 12 части первой статьи 75 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", считает возможным установить особенности исполнения настоящего Постановления в отношении конкретного дела заявителя, состоящие в следующем.

Судебные акты, вынесенные в отношении Ю. Кавалерова на основании статей 50 и 52 УПК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий, что во всяком случае не предполагает повторного совершения процессуальных действий, если присутствие в деле адвоката по назначению после непринятого отказа от него не сказалось отрицательно на защите обвиняемого с учетом разбирательства в целом.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6 , Признать статьи 50 и 52 УПК Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу они не предполагают, что дознаватель, следователь или суд может оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если отсутствует злоупотребление правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника.

Конституционно-правовой смысл статей 50 и 52 УПК Российской Федерации, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным, что исключает впредь любое иное их истолкование в правоприменительной практике. Правоприменительные решения, вынесенные в отношении гражданина Кавалерова Юрия Юрьевича на основании статей 50 и 52 УПК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" www.

Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации". Открыть полный текст документа.

Нельзя отрицать право подсудимого на отказ от адвоката по назначению — КС

Конституция РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ закрепляют обязанность государства обеспечивать подозреваемому, обвиняемому права на защиту, которое подразумевает под собой не только предоставление ему защитника в лице адвоката, но и соблюдение его неоспоримого права защищаться всеми незапрещенными законом способами и средствами, иметь возможность реализовать свои процессуальные права, в том числе возможность иметь достаточное время для подготовки к своей защите, иметь право быть услышанным и в полной мере донести до органов предварительного расследования и суда свою позицию по выдвинутому подозрению обвинению , ознакамливаться со всеми документами по уголовному делу, которые затрагивают его личность.

В настоящем обзоре судебной практики приведены различные случаи нарушений судами, а также органами прокуратуры и следствия норм уголовно-процессуального закона о праве привлекаемого к уголовной ответственности лица на защиту. В силу ст. С учетом правовых позиций Пленума ВС РФ, Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека, требования вышеуказанной статьи в полной мере распространяются на стадию рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции. Осужденный до рассмотрения дела во второй инстанции вправе вновь ознакомиться с материалами уголовного дела, в том числе и с участием защитника Постановление президиума Забайкальского КС от Устанавливая обвиняемому срок для ознакомления с материалами уголовного дела суд должен учитывать его состояние здоровья и стремиться к недопущению ограничения его право на защиту Апелляционное определение Калужского ОС от Ограничение в праве подсудимого после принятия итогового решения по делу на ознакомление с материалами уголовного дела в полном объеме является основанием для снятия дела с апелляционного рассмотрения, поскольку каких-либо предписаний, закрепляющих право суда отказать стороне, в том числе осужденному, в ознакомлении с материалами уголовного дела на этапах кассационного обжалования принятых по нему судебных решений, закон не содержит Апелляционное определение ВС Республики Башкортостан от Осужденному не может отказано в ознакомлении с материалами уголовного дела и после рассмотрения дела в апелляционной инстанции Судебная практика по уголовным делам ВС Республики Карелия за 1 полугодие г.

Течение установленного ч. Срок для ознакомления с протоколом судебного заседания, в соответствии с ч. В случае изготовления протокола судебного заседания по частям течение срока на подачу замечаний на протокол судебного заседания начинается со дня окончания ознакомления с протоколом в целом, установленном судом Определение ВС РФ от Законом не установлен определенный срок реализации права на получение копии протокола судебного заседания, в отличие от права на принесение замечаний на протокол судебного заседания Кассационное определение ВС РФ от Как в ходе, так и после окончания ознакомления с материалами уголовного дела обвиняемый и его защитник имеет право на заявление ходатайств, в случае удовлетворения которых, следователь дополняет материалы уголовного дела и обеспечивает участникам процесса, в том числе вступившим в дело защитникам, возможность ознакомления с ними Постановление президиума Московского ОС от Неознакомление осужденного с надзорным представлением прокурора является нарушением его права на защиту, поскольку в таком случае он лишен возможности довести до сведения суда свои соображения относительно доводов, изложенных в представлении Постановление Президиума ВС РФ от Любая затрагивающая права и свободы гражданина информация за исключением сведений, содержащих государственную тайну, сведений о частной жизни, а также конфиденциальных сведений, связанных со служебной, коммерческой, профессиональной и изобретательской деятельностью должна быть ему доступна, при условии, что законодателем не предусмотрен специальный правовой статус такой информации в соответствии с конституционными принципами, обосновывающими необходимость и соразмерность ее особой защиты.

Судом был признан незаконным отказ начальника исправительной колонии о предоставлении адвокату возможности ознакомиться с материалами из личного дела ее подзащитного, в том числе с документами о дисциплинарных взысканиях в отношении него постановлениями о наложении дисциплинарных взысканий, рапортами и объяснениями осужденного , поскольку при таком случае нарушается права адвоката на осуществление профессиональной деятельности по оказанию квалифицированной юридической помощи гражданину ст.

Конституция РФ, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод ч. Согласно положениям п. В силу указанного, при наличии у подсудимого физических недостатков, в частности тугоухости, ограничивающих возможность им восприятия происходящего в судебном заседании и его заявлений о неспособности воспринимать устные выступления участников процесса без организации мер по усилению звука, компенсирующих его физический недостаток, суд обязан обеспечить равные с другими участниками условия для участия в судебном заседании, иначе он будет лишен права на защиту и справедливое судебное разбирательство Постановление президиума Нижегородского ОС от Обвинительное заключение является следственным документом, в связи с чем следственные органы обязаны обеспечить его перевод на родной язык обвиняемого Определение ВС РФ от Документы, подлежащие обязательному вручению подозреваемому, обвиняемому, в частности, постановление о привлечении в качестве обвиняемого, должны быть переведены на его родной язык или на язык, которым он владеет Кассационное определение ВС РФ от Приговор суда должен быть переведен на его родной язык или на язык, которым он владеет Постановление Президиума ВС РФ от Таким же образом, о сужденному, недостаточно владеющему языком, на котором ведется производство по уголовному делу, документы, подлежащие вручению, в частности, протокол судебного заседания, должны быть переведены на его родной язык Кассационное определение ВС РФ от Обвиняемый вправе защищать свои права и законные интересы и иметь достаточное время и возможность для подготовки к защите.

Соответственно, суд должен обеспечить обвиняемому достаточное и разумное время для подготовки к своей защите. Так, суд кассационной инстанции обнаружил нарушение судом апелляционной инстанции положений ч.

Несвоевременное извещение осужденного о дате и времени судебного заседания и соответственно, непредоставление ему достаточного времени для подготовки к судебному заседанию является основанием для отмены решения суда.

Так, из кассационной жалобы Л. Осужденный Л. В соответствии с ч. При несоблюдении указанного срока суду надлежит выяснить у обвиняемого, имел ли он достаточное время для подготовки к защите. При не разъяснении подсудимому право ходатайствовать об отложении судебного заседания для подготовки к защите возникают апелляционные основания для отмены приговора Апелляционное определение Свердловского ОС от С учетом содержания ч.

О месте, дате и времени судебного заседания суда апелляционной инстанции стороны должны быть извещены не менее чем за 7 суток до его начала. Нарушение указанных положений закона свидетельствуют о нарушении прав осужденных на защиту, что является существенным нарушением норм уголовно-процессуального закона П остановление президиума ВС Республики Крым Судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению.

Изменение обвинения не допускается, если этим ухудшается положение подсудимого и нарушается его право на защиту ст. Так, изменение на предварительном слушании гособвинителем обвинения с ч. Аналогично, и зменение гособвинителем в ходе судебного разбирательства обвинения в части мотива убийства на обвинение, существенно отличающееся от первоначального, и принятие этой позиции судом признано нарушением права подсудимого на защиту.

Так, К. В ходе судебного разбирательства гособвинитель изменил обвинение и просил признать К. Суд признал их виновными по изменённому обвинению, хотя К. Имели место случаи отмены обвинительного приговора в связи с нарушением права подсудимого на эффективную и надлежащую защиту от выдвинутого обвинения, которое выразилось в том, что в постановлении о назначении судебного заседания должно быть указаны фамилия, имя и отчество каждого обвиняемого по делу и квалификации вменяемых им в вину преступлений Апелляционное определение Волгоградского ОС от В другом деле в постановлении суда о назначении судебного заседания вместо п.

Суды вышестоящих инстанций довольно строго проверяют судебные решения на предмет соблюдения положений УПК РФ об обеспечении по делу участия защитника. Адвокат Б. Подсудимый З. Отменяя приговор, суд вышестоящей инстанции обратил внимание на то, что на указанные стадии судебного заседания суд должен был обеспечить подсудимого другим адвокатом, а само по себе согласие подсудимого признано вынужденным Апелляционное постановление ВС Республики Башкортостан от По другому делу после окончания судебных прений подсудимым В.

Заявленные ходатайства судом удовлетворены: к материалам дела приобщено указанное заявление, а в судебном заседании объявлен перерыв для подготовки подсудимого к последнему слову, при этом, исходя из протокола судебного заседания, по существу заявление В. В последующее судебное заседание явились подсудимый В.

Тем самым судом первой инстанции было допущено существенное нарушение уголовно-процессуального закона, выразившееся в ущемлении права В. При рассмотрении представления уголовно-исполнительной инспекции об отмене условного осуждения и исполнении наказания в виде лишения свободы обеспечение защитника обязательно, поскольку в рамках данного производства возможно принятие решения об ухудшении процессуального положения лица , вовлеченного в сферу уголовного преследования Постановление президиума Нижегородского ОС от Обвиняемый на любой стадии производства по делу вправе по собственной инициативе в письменном виде отказаться от помощи защитника.

Заявление обвиняемого об отказе от защитника ввиду отсутствия средств на оплату услуг адвоката не может расцениваться как отказ от помощи защитника, предусмотренный ст.

В суде первой инстанции отказ от защитника может быть принят при условии, если участие защитника в судебном заседании фактически обеспечено судом. В случае если суд принял отказ обвиняемого от защитника, решение об этом должно быть мотивированным Апелляционное постановление Владимирского ОС от Согласно ст. Поэтому заявление им ходатайства об отложении дела для заключения соглашения с конкретным адвокатом, обязывает суд предоставить ему возможность заключить соглашение с адвокатом Определение ВС РФ от Согласно пункту 4 ч.

В силу п. Так, при рассмотрении ходатайства осужденного об УДО было установлено, что подсудимый обнаруживает признаки психического расстройства в форме эмоционально-неустойчивого расстройства личности и синдрома зависимости вследствие употребления психостимуляторов. Вместе с тем, суд первой инстанции рассмотрел ходатайство осужденного без участия защитника, что является нарушением права осужденного на защиту Апелляционное постановление Волгоградского ОС от При рассмотрении жалобы в порядке ст.

Принятие отказа от адвоката влечет за собой прекращение участия в деле этого защитника. Соответственно, принятие отказа от защитника на стадии предварительного следствия исключает участие защитника в судебном разбирательстве при отсутствии согласия на его участие самого подсудимого Апелляционное определение ВС Республики Крым от Суд не вправе без выяснения причины неявки адвоката по соглашению и без извещения о дате и времени судебного заседания производить его замену защитником по назначению Апелляционное определение Ставропольского КС от В соответствии со ст.

Отказ от защитника не может быть принят, если он является вынужденным. Так, в судебном заседании осужденный Х. Мои денежные средства, которые я зарабатываю, идут на содержание моего малолетнего ребенка. Суд апелляционной инстанции, несмотря на то, что отказ от защитника носил вынужденный характер, удовлетворил ходатайство осужденного Х. Постановление президиума ВС Республики Татарстан от Адвокат, участвующий при рассмотрении уголовного дела судом первой инстанции, имеет право на защиту прав и интересов осужденного после постановления приговора.

В этой связи ходатайство об освобождении от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора вправе подавать не только обвиняемый, но и его защитник, который принимал участие при рассмотрении уголовного дела по существу, чьи полномочия были подтверждены ордером и который не был отстранен от дальнейшего участия в деле, в том числе в части представления интересов осужденного в период исполнения наказания Апелляционное постановление ВС Республики Хакасия При разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, осужденный может осуществлять свои права с помощью адвоката, который допускается к участию в уголовном деле в качестве защитника по предъявлению удостоверения адвоката и ордера.

Соответственно, требование от адвоката доверенности при рассмотрении его заявления о снятии ареста с лицевого счета обвиняемого не основано на законе Апелляционное постановление Волгоградского ОС от Заявление подсудимым о недоверии своему защитнику в виду неэффективности оказываемой им юридической помощи влечет за собой обязанность суда выяснение данных обстоятельств, предоставление подсудимому срока для решения вопроса о заключении соглашения с адвокатом по его выбору.

В суд поступило ходатайство подсудимого Л. По итогам рассмотрения ходатайства судом было вынесено постановление об отказе в его удовлетворении на основании ч. Из письменного заявления подсудимого не следовало, что он отказывается от услуг защитника и желает осуществлять свою защиту самостоятельно.

Из пояснений подсудимого в судебном заседании следует, что он выражает недоверие конкретно адвокату К. Таким образом, суд не выяснил у подсудимого, в чем заключается неэффективность оказываемой ему адвокатом К.

Участие подлежащего отводу защитника при исследовании в судебном заседании доказательств нарушает право подсудимых на защиту и свидетельствует о нарушении норм уголовно-процессуального закона при получении доказательств с участием этого защитника. Так, суд признал недопустимым ссылку в обвинительном приговоре на показания свидетелей М. В ходе судебного разбирательства по уголовному делу в отношении А.

По окончании исследования представленных сторонами доказательств адвокат К. Согласно ч. Согласно протоколу, в судебном заседании подсудимый К. Участие в приготовлении дезоморфина С. После чего каждый набрал себе дозу дезоморфина и употребил путем внутривенной инъекции. Один шприц с наркотиком взял С.

Как он употреблял наркотическое вещество, К. Подсудимый С. Через некоторое время к нему домой пришли К. Когда дезоморфин был готов, он попросил у К. Таким образом, из изложенного следует, что К. При таких обстоятельствах, в силу п. Для обеспечения обвиняемого защитой необходимо не только предоставление ему защитнику, но и чтобы этот защитник имел действующий статус адвоката , поскольку в силу ч.

Юридическая литература: - Комментарий к N ФЗ Об основах обязательного социального страхования - Экспертиза нормативных правовых актов в сфере реализации промышленной политики - Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате - Комментарий к Федеральному закону Об исполнительном производстве - Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации - Индивидуальный предприниматель: от создания до закрытия - Наследственное право: постатейный комментарий к статьям - , Гражданского кодекса Российской Федерации - Юридическая помощь: вопросы и ответы. Выпуск III - Права и обязанности предпринимателя при взаимоотношениях с правоохранительными органами: закон и практика - Комментарий к Федеральному закону от 24 июня г. N ФЗ Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних - Аккредитация испытательных лабораторий на примере работы агрохимической службы: учебное пособие - Комментарий к Федеральному закону от 26 декабря г.

Суд подчеркнул, что участие в деле защитника по назначению после вступления в дело защитника по соглашению допустимо только при явном злоупотреблении правом на защиту со стороны обвиняемого или приглашенного им адвоката.

Постановив, что воспрепятствование субъективному праву на отказ от защитника по назначению недопустимо, если в таком ходатайстве следователь или суд не усмотрит попытку злоупотребления правом, Конституционный Суд РФ тем самым поддержал позицию Федеральной палаты адвокатов РФ и положительно решил проблему, на которую она неоднократно указывала.

В июле г. В январе г. В том же месяце подсудимый подал ходатайство об отводе вновь назначенного адвоката, которое суд не удовлетворил. В ноябре г.

В судебном заседании он заявил ходатайство об отводе ранее назначенных защитников, которое поддержал и подсудимый. Однако суд ходатайство отклонил, мотивируя тем, что отказ от защитника не является обязательным для суда, а обстоятельства, исключающие участие в деле защитников по назначению, отсутствуют.

Обращаясь в КС РФ, заявитель указал, что ст. Кроме того, указанная норма позволяет судебному сообществу допускать одновременное участие в деле защитников по назначению и по соглашению, что способствует возникновению множественной двойной защиты без воли на то доверителя.

Заявитель добавил, что согласно ч. Таким образом, сообщается в жалобе, правовая позиция КС, выраженная в определениях от 17 октября г. Рассмотрев жалобу, Конституционный Суд указал, что право на защиту, гарантированное ч.

Это позволяет достичь эффективности как получаемой юридической помощи, так и судебной защиты в целом, поскольку осуществление представительства в деле адвокатом, которому подзащитный доверяет и с которым он может согласовать стратегию защиты, максимально способствует реализации его законных интересов. КС РФ добавил, что в ст. В то же время, отмечается в постановлении, в силу публично-правовой природы оказания юридической помощи подозреваемому, обвиняемому его право на выбор конкретного защитника или на отказ от его услуг может быть ограничено в интересах правосудия для обеспечения быстрой, справедливой и эффективной судебной защиты не только данного лица, но и других участников дела, включая потерпевших.

Основаниями для ограничения могут быть, в частности, отказ или неспособность подозреваемого или обвиняемого защищать себя лично, ненадлежащая защита его интересов, наличие поводов для отвода защитника, его длительная неявка и иные обстоятельства. Конституционной Суд подчеркнул, что аналогичной позиции придерживается и Европейский суд по правам человека, оценивая соблюдение подп. По мнению ЕСПЧ, обвиняемый должен иметь возможность обратиться за правовой помощью по своему выбору, что признается в международных стандартах прав человека способом обеспечения результативной защиты для обвиняемого.

Однако, несмотря на значение доверительных отношений между адвокатом и доверителем, данное право может при необходимости определенным образом ограничиваться в случаях бесплатной юридической помощи и если интересы правосудия требуют, чтобы обвиняемый был представлен адвокатом, назначенным судом.

Внутригосударственные власти должны учитывать желание подзащитного в части его выбора представителя, но могут пренебречь этим желанием при наличии относимых и достаточных оснований.

Там, где основания отсутствуют, ограничения в свободном выборе адвоката могут повлечь нарушение п. Со ссылкой на свои ранее высказанные позиции КС напомнил, что в УПК РФ прямо закреплено право подозреваемого, обвиняемого отказаться от помощи защитника в любой момент производства по уголовному делу, пригласить другого защитника или нескольких. В то же время Кодекс установил случаи обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве и обязанность дознавателя, следователя и суда обеспечить участие защитника в форме его назначения при неявке приглашенного защитника в установленный законом срок.

При этом постановление о назначении защитника не влечет отстранения от участия в деле защитника по соглашению определения КС РФ от 28 июня г. Обоснованность отказа от защитника должна оцениваться, в том числе, исходя из указанных в ст. Вместе с тем, добавил Суд, ч. Суд подчеркнул, что УПК РФ прямо не регламентирует ситуацию, связанную с участием в деле защитника по назначению, от которого подозреваемый обвиняемый отказывается при одновременном участии в деле защитника по соглашению.

Такой отказ, полагает КС РФ, не может рассматриваться как отказ от защитника вообще, так как право на получение квалифицированной юридической помощи предполагается обеспеченным, а потому положение ч. По мнению ВС РФ, непринятие судом отказа подсудимого от назначенных защитников и одновременное участие по делу приглашенных и назначенных защитников могут быть — с учетом конкретных обстоятельств, характеризующих поведение обвиняемого и защитников, — признаны не противоречащими закону и не нарушающими право на защиту.

Таким образом, резюмировал Конституционный Суд РФ, оспариваемые нормы УПК РФ не могут расцениваться как противоречащие Конституции, поскольку не позволяют дознавателю, следователю или суду оставлять без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если в поведении этого лица и приглашенного защитника отсутствуют признаки злоупотребления правом на защиту.

Применение впредь данных положений вопреки указанному в данном постановлении конституционно-правовому смыслу не допускается. Процессуальные решения, вынесенные по делу заявителя, КС РФ признал подлежащими пересмотру, если для этого нет иных препятствий, не предполагается повторное совершение процессуальных действий, если присутствие в деле адвоката по назначению после непринятого отказа от него не сказалось отрицательно на защите обвиняемого с учетом разбирательства в целом.

По мнению вице-президента Федеральной платы адвокатов РФ Геннадия Шарова, данное постановление является долгожданным для адвокатов и других участников уголовного судопроизводства. От этого права он волен отказаться. Таким образом, добавил Геннадий Шаров, долгое время существовало противоречие, которое сейчас разрешил КС, постановив, что воспрепятствование субъективному праву на отказ от защитника по назначению недопустимо, если в таком ходатайстве следователь или суд не усмотрит попытку злоупотребления правом.

Тем самым Конституционный Суд РФ поддержал позицию Федеральной палаты адвокатов РФ и положительно решил проблему, на которую она неоднократно указывала см. Кроме того, добавил Сергей Бородин, не следует забывать о ч. Rus Eng. Назад Полемика Мнения Интервью Дискуссии. Назад Обучение Обучающие мероприятия Новости об учебе Вебинары Документы по повышению квалификации Образовательные учреждения Обучающие сервисы Выучиться на адвоката Тренажер для тестирования.

Назад Гражданам Бесплатная юридическая помощь Правовое просвещение Реестры адвокатов и адвокатских образований. Назад Литература Электронная библиотека русскоязычной литературы Каталог литературы. Эльман Пашаев лишен статуса адвоката по решению Совета Адвокатской палаты.

Виктория Шацкая. Заместитель председателя КС РФ в отставке Тамара Морщакова высказала мнение по поводу предложения ограничить право на кассационное обжалование приговоров сроком в два месяца.

Поделиться Распечатать Прямая ссылка на материал:. История последних изменений.

Долгожданное для адвокатов постановление

Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, С. Казанцева, С. Князева, А. Кокотова, Л. Красавчиковой, С. Маврина, Н. Мельникова, Ю. Рудкина, О. Хохряковой, В. Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Ю. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Ю. Данилова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации. Статья 52 данного Кодекса устанавливает, что подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника; такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого и заявляется в письменном виде, а если он заявлен во время производства следственного действия, то об этом делается отметка в протоколе данного следственного действия часть первая ; отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда часть вторая и не лишает подозреваемого, обвиняемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу; допуск защитника не влечет за собой повторения процессуальных действий, которые к этому моменту уже были произведены часть третья.

Конституционность приведенных норм оспаривает гражданин Ю. Кавалеров, утверждая, что они противоречат статьям 19 части 1 и 2 , 46 части 1 и 2 , 48 и 55 часть 3 Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют суду вопреки воле подсудимого допускать к одновременному участию в уголовном деле защитников как по соглашению, так и по назначению, не ограничивая при этом количество защитников. Как следует из жалобы и приложенных к ней документов, 4 июля года в Кызылский городской суд Республики Тыва поступило уголовное дело по обвинению Ю.

Кавалерова в совершении преступлений, предусмотренных частью третьей статьи 30, частью четвертой статьи , частью второй статьи УК Российской Федерации. По делу в качестве обвиняемых привлечены также другие лица. Постановлением от 28 июля года суд назначил Ю. Кавалерову защитника, а постановлением от 24 января года ему дополнительно назначен второй защитник.

Кавалерова заключили соглашение о его защите приглашенным адвокатом, который на следующий день был допущен судом к участию в деле, а 30 ноября года заявил отвод ранее назначенным защитникам Ю.

Кавалерова, в свою очередь отказавшегося от них ввиду наличия у него защитника по соглашению. Постановлением Кызылского городского суда Республики Тыва от 30 ноября года отвод назначенным защитникам, а также отказ подсудимого от их помощи отклонены со ссылкой на то, что отказ от защитника не является обязательным для суда, а обстоятельства, исключающие участие в деле защитников по назначению, отсутствуют.

Принимая во внимание требования статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", статьи 50 и 52 УПК Российской Федерации являются предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу в той мере, в какой на их основании разрешается вопрос об отказе подсудимого от помощи защитника по назначению, притом что в уголовном деле участвует защитник по соглашению.

Статья 48 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи часть 1 , а каждому задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступления - право пользоваться помощью адвоката защитника с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения часть 2.

В силу этих положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее нормами, определяющими полномочия по регулированию и защите прав и свобод человека и гражданина статья 71, пункт "в"; статья 76, часть 1 , федеральный законодатель, действуя в рамках своей компетенции, создает надлежащие условия для реализации конституционного права на получение юридической помощи, с тем чтобы каждый в случае необходимости имел возможность обратиться за ней для отстаивания своих прав и законных интересов.

Право пользоваться помощью адвоката защитника признается в качестве одного из фундаментальных и международно-правовыми актами, являющимися в силу статьи 15 часть 4 Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы России. В частности, Международный пакт о гражданских и политических правах в пункте 3 статьи 14, а Конвенция о защите прав человека и основных свобод в пункте 3 статьи 6 предусматривают, что каждый обвиняемый в совершении преступления вправе иметь достаточное время и возможность для подготовки своей защиты и общения с выбранным им самим защитником, защищать себя лично или через посредство выбранного им защитника, а если он не имеет защитника, быть уведомленным об этом праве и, когда интересы правосудия того требуют, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно при недостатке у него средств для оплаты этих услуг.

Провозглашенное в статье 48 часть 2 Конституции Российской Федерации право каждого задержанного, заключенного под стражу, обвиняемого в совершении преступления пользоваться помощью защитника - во взаимосвязи с положениями международно-правовых актов и по смыслу правовых позиций, выработанных Конституционным Судом Российской Федерации, отмечавшим важность доверительных отношений подозреваемого, обвиняемого со своим защитником постановления от 27 марта года N 8-П, от 29 ноября года N П и др.

Это позволяет достичь эффективности как получаемой юридической помощи, так и судебной защиты в целом, поскольку осуществление представительства в деле тем адвокатом, которому подзащитный доверяет и с которым он может согласовать позицию в ходе производства по делу стратегию стороны защиты , максимально способствует реализации законных интересов подозреваемого, обвиняемого. В Кодексе профессиональной этики адвоката принят I Всероссийским съездом адвокатов 31 января года также подчеркивается, что связь между адвокатом и доверителем основывается на лично-доверительном характере отношений между ними статья 5 и пункт 1 статьи 6.

Право на самостоятельный выбор защитника не означает, однако, возможность выбирать в качестве такового любое лицо по усмотрению подозреваемого, обвиняемого и не предполагает участия в уголовном процессе любого лица в качестве защитника. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 28 января года N 2-П применительно к статье 48 Конституции Российской Федерации, положения ее части 2 не могут быть истолкованы в отрыве и без учета норм ее части 1, поскольку право пользоваться помощью защитника выступает одним из проявлений более общего права - на получение квалифицированной юридической помощи.

По смыслу данной правовой позиции, право на получение этой помощи которая в случаях, предусмотренных законом, оказывается бесплатно не только является личным правом, которым подозреваемый, обвиняемый может воспользоваться по собственному усмотрению, но одновременно - в силу статей 46 часть 1 и 52 Конституции Российской Федерации - выступает гарантией обеспечения каждому, включая потерпевшего, полной и действенной судебной защиты в разумный срок, притом что осуществление участниками процесса своих субъективных прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц статья 17, часть 3, Конституции Российской Федерации.

Публично-правовая природа оказания юридической помощи подозреваемому, обвиняемому вытекает и из положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, который, регулируя порядок уголовного судопроизводства часть первая статьи 1 , призванного гарантировать, кроме прочего, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод пункт 2 части первой статьи 6 , запрещает адвокату отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого часть седьмая статьи 49 , предусматривает принятие мер по назначению защитника части третья и четвертая статьи 50 , определяет перечень обстоятельств, требующих обязательного участия защитника в уголовном деле и исключающих его участие статьи 51 и 72 , а также не связывает дознавателя, следователя и суд отказом подозреваемого, обвиняемого от защитника часть вторая статьи Этим нормам корреспондирует пункт 4 статьи 6 Федерального закона от 31 мая года N ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", согласно которому адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты, не может принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, указанных в подпунктах 1 и 2 этого пункта, в том числе если оно имеет заведомо незаконный характер, не должен занимать по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя.

В силу публично-правовой природы оказания юридической помощи подозреваемому, обвиняемому его право на выбор конкретного защитника или на отказ от его услуг может быть ограничено в интересах правосудия в целях обеспечения быстрой, справедливой и эффективной судебной защиты прав и законных интересов не только этого, но и других подозреваемых, обвиняемых, участвующих в деле, а равно потерпевших от преступления лиц.

Основаниями для такого ограничения могут быть, в частности, отказ или неспособность подозреваемого, обвиняемого защищать себя лично, ненадлежащая защита его интересов, наличие поводов для отвода избранного защитника, его длительная неявка и иные обстоятельства.

Аналогичной позиции придерживается Европейский Суд по правам человека, оценивая соблюдение подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По его мнению, обвиняемый в преступлении должен иметь возможность обратиться за правовой помощью по своему выбору, что признается в международных стандартах прав человека способом обеспечения результативной защиты для обвиняемого.

Однако, несмотря на значение доверительных отношений между адвокатом и его клиентом, данное право может при необходимости определенным образом ограничиваться в случаях бесплатной юридической помощи и если интересы правосудия требуют, чтобы обвиняемый был представлен адвокатом, назначенным судом.

Внутригосударственные власти должны учитывать желание подзащитного в части его выбора представителя, но они могут пренебречь этим желанием, если существуют относимые и достаточные основания для этого, которые продиктованы интересами правосудия.

Там, где подобные основания отсутствуют, ограничения в свободном выборе адвоката могут повлечь нарушение пункта 1 статьи 6 данной Конвенции наряду с подпунктом "c" пункта 3 той же статьи, если это отрицательно сказалось на защите обвиняемого с учетом разбирательства в целом постановления от 25 сентября года по делу "Круассан Croissant против Германии", от 20 января года по делу "Майзит Mayzit против России", от 30 мая года по делу "Мартин Martin против Эстонии", от 20 октября года по делу "Дворский Dvorski против Хорватии" и др.

На основе такой позиции, примененной в решении от 24 августа года по делу "Прен Prehn против Германии", не признано нарушением требований данной Конвенции назначение дополнительного адвоката для обеспечения надлежащего хода разбирательства. Гарантированное подпунктом "d" пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право не является абсолютным.

Интересы правосудия в рамках конкретного судебного разбирательства могут требовать назначения защитника против желания обвиняемого, особенно если обвиняемый существенным и систематическим образом препятствует надлежащему проведению разбирательства, или ему предъявлено обвинение в совершении тяжкого преступления, но он оказывается не в состоянии действовать в своих собственных интересах, или в тех случаях, когда это необходимо для защиты уязвимых свидетелей от дальнейшего стресса или запугивания, если им придется подвергнуться допросу со стороны обвиняемого.

В то же время любое ограничение желания обвиняемого защищать себя лично должно преследовать объективные и достаточно серьезные цели и не выходить за рамки необходимого для отстаивания интересов правосудия постановление Европейского Суда по правам человека от 4 апреля года по делу "Коррейя де Матуш Correia de Matos против Португалии". Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал определения от 17 октября года N О, от 8 февраля года N О-П, от 21 октября года N О-О, от 17 декабря года N О-О, от 29 мая года N О, от 24 сентября года N О, от 28 мая года N О, от 29 сентября года N О, от 28 января года N О и от 27 февраля года N О , что Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации прямо закрепил право подозреваемого, обвиняемого отказаться от помощи защитника в любой момент производства по уголовному делу часть первая статьи 52 , пригласить другого защитника или несколько защитников часть первая статьи 50 , установил случаи обязательного участия защитника в уголовном судопроизводстве и обязанность дознавателя, следователя и суда обеспечить участие защитника в форме его назначения при неявке приглашенного защитника в установленный законом срок части третья и четвертая статьи 50, статья При этом постановление о назначении защитника не влечет отстранения от участия в деле защитника, приглашенного подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого определения от 28 июня года N О и N О.

Если назначенный защитник не устраивает подозреваемого, обвиняемого ввиду его низкой квалификации, занятой им в деле позиции или по другой причине, подозреваемый, обвиняемый вправе отказаться от его помощи, что, однако, не должно отрицательно сказываться на процессуальном положении привлекаемого к уголовной ответственности лица. В этом случае дознаватель, следователь, суд обязаны выяснить у подозреваемого, обвиняемого, чем вызван отказ от назначенного защитника, разъяснить сущность и юридические последствия такого отказа и при уважительности его причин предложить заменить защитника.

Обоснованность отказа от конкретного защитника должна оцениваться в том числе исходя из указанных в статье 72 УПК Российской Федерации обстоятельств, исключающих его участие в деле, а также с учетом норм статей 6 и 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", закрепляющих полномочия и обязанности адвоката.

Вместе с тем часть вторая статьи 52 УПК Российской Федерации, находясь в нормативном единстве с частью первой той же статьи и статьей 51 данного Кодекса и не наделяя отказ от защитника свойством обязательности для дознавателя, следователя и суда, предполагает, что при разрешении соответствующего заявления в каждом случае следует установить, является ли волеизъявление лица свободным и добровольным и нет ли причин для признания такого отказа вынужденным и причиняющим вред его законным интересам.

Тем самым названные нормы, будучи публично-правовыми гарантиями защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, направленными на защиту прав подозреваемого, обвиняемого, не предполагают возможности навязывать лицу конкретного защитника, от которого оно отказалось, исключают принуждение лица к реализации его субъективного права вопреки его воле.

Осуществление права пользоваться помощью защитника на любой стадии процесса не может быть поставлено в зависимость от произвольного усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, то есть от решения, не основанного на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, предусматривающих обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве, в том числе по назначению.

Обеспечивая право подозреваемого, обвиняемого защищать свои права с помощью назначенного или выбранного им самим защитника, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации вместе с тем прямо не регламентирует ситуацию, связанную с участием в деле защитника по назначению, от которого подозреваемый, обвиняемый отказывается при одновременном участии в деле защитника по соглашению.

Такой отказ не может рассматриваться как отказ от защитника вообще, так как право подозреваемого, обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи предполагается обеспеченным, а потому положение части второй статьи 52 УПК Российской Федерации о необязательности отказа от защитника для дознавателя, следователя и суда в данном случае не может применяться со ссылкой на защиту прав подозреваемого, обвиняемого.

Тем не менее это не исключает возможности оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при злоупотреблении правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника. Критерии наличия такого злоупотребления выработаны судебной практикой. Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 18 постановления от 30 июня года N 29 "О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве" указал, что суд может не признать право обвиняемого на защиту нарушенным в тех случаях, когда отказ в удовлетворении ходатайства либо иное ограничение в реализации отдельных правомочий обвиняемого или его защитника обусловлены явно недобросовестным использованием ими этих правомочий в ущерб интересам других участников процесса, поскольку в силу статьи 17 часть 3 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц.

Правоприменительная практика также свидетельствует, что непринятие отказа подозреваемого, обвиняемого от назначенного ему защитника может быть продиктовано необходимостью обеспечить разумные сроки производства по делу, угроза нарушения которых вызвана злоупотреблением правом на защиту, когда процессуальное поведение подозреваемого, обвиняемого или приглашенного защитника, будучи недобросовестным, ущемляет конституционные права иных участников судопроизводства.

По мнению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, непринятие судом отказа подсудимого от назначенных защитников и одновременное участие по делу приглашенных и назначенных защитников могут быть - с учетом конкретных обстоятельств, характеризующих поведение обвиняемого и защитников, - признаны не противоречащими закону и не нарушающими право на защиту.

Соответствующими обстоятельствами могут признаваться, в частности, сделанные неоднократно и без каких-либо оснований заявления о замене защитника, его неявка под разными предлогами в судебное заседание, то есть действия, явно направленные на воспрепятствование нормальному ходу судебного разбирательства и указывающие на злоупотребление правом определение от 25 июля года N 5-Д Подобная практика согласуется с интересами правосудия и направлена на реализацию предписаний статей 17 часть 3 , 46 часть 1 и 48 Конституции Российской Федерации в ситуации, когда подозреваемый, обвиняемый, его защитник по соглашению злоупотребляет правом на защиту и такое злоупотребление дезорганизует ход досудебного либо судебного процесса, направлено на срыв производства по делу.

Вместе с тем решение об отклонении отказа от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению по мотивам злоупотребления правом на защиту должно быть обоснованным и мотивированным и само по себе не должно исключать возможности приглашенного защитника выполнить взятое на себя поручение.

Таким образом, статьи 50 и 52 УПК Российской Федерации не могут расцениваться как противоречащие Конституции Российской Федерации, поскольку они по своему конституционно-правовому смыслу не позволяют дознавателю, следователю или суду оставлять без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если в поведении этого лица и приглашенного защитника отсутствуют признаки злоупотребления правом на защиту.

Применение впредь данных положений вопреки указанному конституционно-правовому смыслу не допускается. Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь пунктом 12 части первой статьи 75 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", считает возможным установить особенности исполнения настоящего Постановления в отношении конкретного дела заявителя, состоящие в следующем.

Судебные акты, вынесенные в отношении Ю. Кавалерова на основании статей 50 и 52 УПК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий, что во всяком случае не предполагает повторного совершения процессуальных действий, если присутствие в деле адвоката по назначению после непринятого отказа от него не сказалось отрицательно на защите обвиняемого с учетом разбирательства в целом.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6, Признать статьи 50 и 52 УПК Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу они не предполагают, что дознаватель, следователь или суд может оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если отсутствует злоупотребление правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника.

Конституционно-правовой смысл статей 50 и 52 УПК Российской Федерации, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным, что исключает впредь любое иное их истолкование в правоприменительной практике. Правоприменительные решения, вынесенные в отношении гражданина Кавалерова Юрия Юрьевича на основании статей 50 и 52 УПК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" www.

Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации". Постановление Конституционного Суда РФ от Ярославцева, руководствуясь статьей часть 4 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, Данилова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил: 1.

Конституционный Суд Российской Федерации.

Постановление Конституционного Суда РФ № 28-П/2019 от 17 июля 2019 года

Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца. Обзор документа. Арановского, А.

Бойцова, Н. Бондаря, Г. Гаджиева, Ю. Данилова, Л. Жарковой, С. Казанцева, С. Князева, А. Кокотова, Л. Красавчиковой, С. Маврина, Н. Мельникова, Ю.

Рудкина, О. Хохряковой, В. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем законоположения. Заслушав сообщение судьи-докладчика Ю. Данилова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:. Статья 52 данного Кодекса устанавливает, что подозреваемый, обвиняемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника; такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого или обвиняемого и заявляется в письменном виде, а если он заявлен во время производства следственного действия, то об этом делается отметка в протоколе данного следственного действия часть первая ; отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя и суда часть вторая и не лишает подозреваемого, обвиняемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу; допуск защитника не влечет за собой повторения процессуальных действий, которые к этому моменту уже были произведены часть третья.

Кавалеров, утверждая, что они противоречат статьям 19 части 1 и 2 , 46 части 1 и 2 , 48 и 55 часть 3 Конституции Российской Федерации, поскольку позволяют суду вопреки воле подсудимого допускать к одновременному участию в уголовном деле защитников как по соглашению, так и по назначению, не ограничивая при этом количество защитников.

Кавалерова в совершении преступлений, предусмотренных частью третьей статьи 30, частью четвертой статьи , частью второй статьи УК Российской Федерации.

По делу в качестве обвиняемых привлечены также другие лица. Кавалерова, в свою очередь отказавшегося от них ввиду наличия у него защитника по соглашению.

Принимая во внимание требования статей 74, 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", статьи 50 и 52 УПК Российской Федерации являются предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по настоящему делу в той мере, в какой на их основании разрешается вопрос об отказе подсудимого от помощи защитника по назначению, притом что в уголовном деле участвует защитник по соглашению.

Статья 48 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на получение квалифицированной юридической помощи часть 1 , а каждому задержанному, заключенному под стражу, обвиняемому в совершении преступления - право пользоваться помощью адвоката защитника с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения часть 2. В силу этих положений Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее нормами, определяющими полномочия по регулированию и защите прав и свобод человека и гражданина статья 71, пункт "в"; статья 76, часть 1 , федеральный законодатель, действуя в рамках своей компетенции, создает надлежащие условия для реализации конституционного права на получение юридической помощи, с тем чтобы каждый в случае необходимости имел возможность обратиться за ней для отстаивания своих прав и законных интересов.

Право пользоваться помощью адвоката защитника признается в качестве одного из фундаментальных и международно-правовыми актами, являющимися в силу статьи 15 часть 4 Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы России.

В частности, Международный пакт о гражданских и политических правах в пункте 3 статьи 14, а Конвенция о защите прав человека и основных свобод в пункте 3 статьи 6 предусматривают, что каждый обвиняемый в совершении преступления вправе иметь достаточное время и возможность для подготовки своей защиты и общения с выбранным им самим защитником, защищать себя лично или через посредство выбранного им защитника, а если он не имеет защитника, быть уведомленным об этом праве и, когда интересы правосудия того требуют, пользоваться услугами назначенного ему защитника бесплатно при недостатке у него средств для оплаты этих услуг.

Это позволяет достичь эффективности как получаемой юридической помощи, так и судебной защиты в целом, поскольку осуществление представительства в деле тем адвокатом, которому подзащитный доверяет и с которым он может согласовать позицию в ходе производства по делу стратегию стороны защиты , максимально способствует реализации законных интересов подозреваемого, обвиняемого.

Право на самостоятельный выбор защитника не означает, однако, возможность выбирать в качестве такового любое лицо по усмотрению подозреваемого, обвиняемого и не предполагает участия в уголовном процессе любого лица в качестве защитника.

По смыслу данной правовой позиции, право на получение этой помощи которая в случаях, предусмотренных законом, оказывается бесплатно не только является личным правом, которым подозреваемый, обвиняемый может воспользоваться по собственному усмотрению, но одновременно - в силу статей 46 часть 1 и 52 Конституции Российской Федерации - выступает гарантией обеспечения каждому, включая потерпевшего, полной и действенной судебной защиты в разумный срок, притом что осуществление участниками процесса своих субъективных прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц статья 17, часть 3, Конституции Российской Федерации.

Публично-правовая природа оказания юридической помощи подозреваемому, обвиняемому вытекает и из положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, который, регулируя порядок уголовного судопроизводства часть первая статьи 1 , призванного гарантировать, кроме прочего, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод пункт 2 части первой статьи 6 , запрещает адвокату отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого, обвиняемого часть седьмая статьи 49 , предусматривает принятие мер по назначению защитника части третья и четвертая статьи 50 , определяет перечень обстоятельств, требующих обязательного участия защитника в уголовном деле и исключающих его участие статьи 51 и 72 , а также не связывает дознавателя, следователя и суд отказом подозреваемого, обвиняемого от защитника часть вторая статьи В силу публично-правовой природы оказания юридической помощи подозреваемому, обвиняемому его право на выбор конкретного защитника или на отказ от его услуг может быть ограничено в интересах правосудия в целях обеспечения быстрой, справедливой и эффективной судебной защиты прав и законных интересов не только этого, но и других подозреваемых, обвиняемых, участвующих в деле, а равно потерпевших от преступления лиц.

Основаниями для такого ограничения могут быть, в частности, отказ или неспособность подозреваемого, обвиняемого защищать себя лично, ненадлежащая защита его интересов, наличие поводов для отвода избранного защитника, его длительная неявка и иные обстоятельства. Аналогичной позиции придерживается Европейский Суд по правам человека, оценивая соблюдение подпункта "c" пункта 3 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. По его мнению, обвиняемый в преступлении должен иметь возможность обратиться за правовой помощью по своему выбору, что признается в международных стандартах прав человека способом обеспечения результативной защиты для обвиняемого.

Однако, несмотря на значение доверительных отношений между адвокатом и его клиентом, данное право может при необходимости определенным образом ограничиваться в случаях бесплатной юридической помощи и если интересы правосудия требуют, чтобы обвиняемый был представлен адвокатом, назначенным судом.

Внутригосударственные власти должны учитывать желание подзащитного в части его выбора представителя, но они могут пренебречь этим желанием, если существуют относимые и достаточные основания для этого, которые продиктованы интересами правосудия.

Гарантированное подпунктом "d" пункта 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право не является абсолютным.

Интересы правосудия в рамках конкретного судебного разбирательства могут требовать назначения защитника против желания обвиняемого, особенно если обвиняемый существенным и систематическим образом препятствует надлежащему проведению разбирательства, или ему предъявлено обвинение в совершении тяжкого преступления, но он оказывается не в состоянии действовать в своих собственных интересах, или в тех случаях, когда это необходимо для защиты уязвимых свидетелей от дальнейшего стресса или запугивания, если им придется подвергнуться допросу со стороны обвиняемого.

Если назначенный защитник не устраивает подозреваемого, обвиняемого ввиду его низкой квалификации, занятой им в деле позиции или по другой причине, подозреваемый, обвиняемый вправе отказаться от его помощи, что, однако, не должно отрицательно сказываться на процессуальном положении привлекаемого к уголовной ответственности лица.

В этом случае дознаватель, следователь, суд обязаны выяснить у подозреваемого, обвиняемого, чем вызван отказ от назначенного защитника, разъяснить сущность и юридические последствия такого отказа и при уважительности его причин предложить заменить защитника. Обоснованность отказа от конкретного защитника должна оцениваться в том числе исходя из указанных в статье 72 УПК Российской Федерации обстоятельств, исключающих его участие в деле, а также с учетом норм статей 6 и 7 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", закрепляющих полномочия и обязанности адвоката.

Вместе с тем часть вторая статьи 52 УПК Российской Федерации, находясь в нормативном единстве с частью первой той же статьи и статьей 51 данного Кодекса и не наделяя отказ от защитника свойством обязательности для дознавателя, следователя и суда, предполагает, что при разрешении соответствующего заявления в каждом случае следует установить, является ли волеизъявление лица свободным и добровольным и нет ли причин для признания такого отказа вынужденным и причиняющим вред его законным интересам.

Тем самым названные нормы, будучи публично-правовыми гарантиями защиты личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод, направленными на защиту прав подозреваемого, обвиняемого, не предполагают возможности навязывать лицу конкретного защитника, от которого оно отказалось, исключают принуждение лица к реализации его субъективного права вопреки его воле.

Осуществление права пользоваться помощью защитника на любой стадии процесса не может быть поставлено в зависимость от произвольного усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, то есть от решения, не основанного на перечисленных в уголовно-процессуальном законе обстоятельствах, предусматривающих обязательное участие защитника в уголовном судопроизводстве, в том числе по назначению.

Обеспечивая право подозреваемого, обвиняемого защищать свои права с помощью назначенного или выбранного им самим защитника, Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации вместе с тем прямо не регламентирует ситуацию, связанную с участием в деле защитника по назначению, от которого подозреваемый, обвиняемый отказывается при одновременном участии в деле защитника по соглашению. Такой отказ не может рассматриваться как отказ от защитника вообще, так как право подозреваемого, обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи предполагается обеспеченным, а потому положение части второй статьи 52 УПК Российской Федерации о необязательности отказа от защитника для дознавателя, следователя и суда в данном случае не может применяться со ссылкой на защиту прав подозреваемого, обвиняемого.

Тем не менее это не исключает возможности оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при злоупотреблении правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника. Критерии наличия такого злоупотребления выработаны судебной практикой. Правоприменительная практика также свидетельствует, что непринятие отказа подозреваемого, обвиняемого от назначенного ему защитника может быть продиктовано необходимостью обеспечить разумные сроки производства по делу, угроза нарушения которых вызвана злоупотреблением правом на защиту, когда процессуальное поведение подозреваемого, обвиняемого или приглашенного защитника, будучи недобросовестным, ущемляет конституционные права иных участников судопроизводства.

По мнению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, непринятие судом отказа подсудимого от назначенных защитников и одновременное участие по делу приглашенных и назначенных защитников могут быть - с учетом конкретных обстоятельств, характеризующих поведение обвиняемого и защитников, - признаны не противоречащими закону и не нарушающими право на защиту.

Соответствующими обстоятельствами могут признаваться, в частности, сделанные неоднократно и без каких-либо оснований заявления о замене защитника, его неявка под разными предлогами в судебное заседание, т. Подобная практика согласуется с интересами правосудия и направлена на реализацию предписаний статей 17 часть 3 , 46 часть 1 и 48 Конституции Российской Федерации в ситуации, когда подозреваемый, обвиняемый, его защитник по соглашению злоупотребляет правом на защиту и такое злоупотребление дезорганизует ход досудебного либо судебного процесса, направлено на срыв производства по делу.

Вместе с тем решение об отклонении отказа от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению по мотивам злоупотребления правом на защиту должно быть обоснованным и мотивированным и само по себе не должно исключать возможности приглашенного защитника выполнить взятое на себя поручение. Таким образом, статьи 50 и 52 УПК Российской Федерации не могут расцениваться как противоречащие Конституции Российской Федерации, поскольку они по своему конституционно-правовому смыслу не позволяют дознавателю, следователю или суду оставлять без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если в поведении этого лица и приглашенного защитника отсутствуют признаки злоупотребления правом на защиту.

Применение впредь данных положений вопреки указанному конституционно-правовому смыслу не допускается. Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь пунктом 12 части первой статьи 75 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", считает возможным установить особенности исполнения настоящего Постановления в отношении конкретного дела заявителя, состоящие в следующем.

Кавалерова на основании статей 50 и 52 УПК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий, что во всяком случае не предполагает повторного совершения процессуальных действий, если присутствие в деле адвоката по назначению после непринятого отказа от него не сказалось отрицательно на защите обвиняемого с учетом разбирательства в целом.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 6, Признать статьи 50 и 52 УПК Российской Федерации не противоречащими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по своему конституционно-правовому смыслу они не предполагают, что дознаватель, следователь или суд может оставить без удовлетворения заявление лица об отказе от защитника по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если отсутствует злоупотребление правом на защиту со стороны этого лица, а также приглашенного защитника.

Конституционно-правовой смысл статей 50 и 52 УПК Российской Федерации, выявленный в настоящем Постановлении, является общеобязательным, что исключает впредь любое иное их истолкование в правоприменительной практике. Правоприменительные решения, вынесенные в отношении гражданина Кавалерова Юрия Юрьевича на основании статей 50 и 52 УПК Российской Федерации в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.

Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" www.

Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации". Злоупотреблением могут признаваться неоднократные и необоснованные заявления о замене защитника, его неявка под разными предлогами в суд, т. При таких обстоятельствах суд может не принять отказ от назначенных защитников и допустить их участие в деле одновременно с приглашенными защитниками.

Программа повышения квалификации "О контрактной системе в сфере закупок" ФЗ ". Программа повышения квалификации "О корпоративном заказе" ФЗ от Ярославцева, руководствуясь статьей часть 4 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, Данилова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил: 1.

Конституционный Суд Российской Федерации. Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:.

Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н. Бондаря, Г.

КС запретил судам навязывать обвиняемому защитника по назначению, от которого тот отказался

Суд подчеркнул, что участие в деле защитника по назначению после вступления в дело защитника по соглашению допустимо только при явном злоупотреблении правом на защиту со стороны обвиняемого или приглашенного им адвоката. По мнению вице-президента ФПА Геннадия Шарова, постановление Суда является долгожданным для защитников и других участников уголовного судопроизводства. Один из них считает, что документ создает дополнительные гарантии обеспечения права обвиняемого получать юридическую помощь от защитника по своему выбору.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: СРОЧНАЯ НОВОСТЬ!!! СМОТРИТЕ КАК АДВОКАТА ВСТРЕТИЛИ В ГИБДД СПБ!!

Суд подчеркнул, что участие в деле защитника по назначению после вступления в дело защитника по соглашению допустимо только при явном злоупотреблении правом на защиту со стороны обвиняемого или приглашенного им адвоката. Постановив, что воспрепятствование субъективному праву на отказ от защитника по назначению недопустимо, если в таком ходатайстве следователь или суд не усмотрит попытку злоупотребления правом, Конституционный Суд РФ тем самым поддержал позицию Федеральной палаты адвокатов РФ и положительно решил проблему, на которую она неоднократно указывала. В июле г. В январе г. В том же месяце подсудимый подал ходатайство об отводе вновь назначенного адвоката, которое суд не удовлетворил. В ноябре г.

Конституция РФ и Уголовно-процессуальный кодекс РФ закрепляют обязанность государства обеспечивать подозреваемому, обвиняемому права на защиту, которое подразумевает под собой не только предоставление ему защитника в лице адвоката, но и соблюдение его неоспоримого права защищаться всеми незапрещенными законом способами и средствами, иметь возможность реализовать свои процессуальные права, в том числе возможность иметь достаточное время для подготовки к своей защите, иметь право быть услышанным и в полной мере донести до органов предварительного расследования и суда свою позицию по выдвинутому подозрению обвинению , ознакамливаться со всеми документами по уголовному делу, которые затрагивают его личность. В настоящем обзоре судебной практики приведены различные случаи нарушений судами, а также органами прокуратуры и следствия норм уголовно-процессуального закона о праве привлекаемого к уголовной ответственности лица на защиту. В силу ст. С учетом правовых позиций Пленума ВС РФ, Конституционного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека, требования вышеуказанной статьи в полной мере распространяются на стадию рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции. Осужденный до рассмотрения дела во второй инстанции вправе вновь ознакомиться с материалами уголовного дела, в том числе и с участием защитника Постановление президиума Забайкальского КС от

Дознаватель, следователь или суд не могут оставлять без удовлетворения заявления подозреваемых или обвиняемых на отказ от адвоката по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если в поведении заявителя отсутствуют признаки злоупотребления правом на защиту, говорится в постановлении Конституционного суда (КС) РФ.

Мы стремимся уважать информацию личного характера, касающуюся посетителей нашего сайта. В настоящей Политике конфиденциальности разъясняются некоторые из мер, которые мы предпринимаем для защиты Вашей частной жизни. Информация личного характера, полученная через наш сайт, используется нами, среди прочего, для целей регистрирования пользователей, для поддержки работы и совершенствования нашего сайта, отслеживания политики и статистики пользования сайтом, а также в целях, разрешенных вами.

Зорькина, судей К. Арановского, А. Бойцова, Н.

Дознаватель, следователь или суд не могут оставлять без удовлетворения заявления подозреваемых или обвиняемых на отказ от адвоката по назначению при участии в уголовном деле защитника по соглашению, если в поведении заявителя отсутствуют признаки злоупотребления правом на защиту, говорится в постановлении Конституционного суда КС РФ. Таким образом, КС поддержал позицию заявителя — жителя города Кызыл Юрия Кавалерова, — просившего проверить конституционность статей 50 и 52 Уголовно-процессуального кодекса РФ, регулирующих вопросы назначения, замены и отказа от защитника. Оспариваемые нормы при этом признаны соответствующими Конституции РФ.

[YANDEXREETEXTUNIQ-1-2]

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ст. 51 Конституции РФ: отказ от дачи объяснений, показаний
Комментариев: 5
  1. unesanru

    А спустя 6 дней ты ВДРУГ прозрел ? 95 документов авто проблемные точно ? нужно выезжать чтобы снять с учёта ? . начинаю уже сомневаться в твоей компетентности . обзор какого то полного ДИЛЕТАНТА в этих вопросах или уж тему изучи досконально или штаны одень(с ))

  2. Ким

    А як же закон зворотьоі сили не має? авто завезено і порушило по старому закону, схуяли 170 000?

  3. laipostmandte

    НУ ДОРОГИЕ БРАТЬЯ МУЖЧИНЫ ВЫ ВИДИТЕ КАК ВАС ЦЕНИТ ГОСУДАРСТВО МЫ ДЛЯ НИХ КАК РАСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ .

  4. tacnestpropad

    Тарас , времена не простые, есть такие вопросы:

  5. mangeref

    Когда амнистия будит

Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

© 2018-2021 Юридическая консультация.